libellule_fun: (Default)
Камикадзе

После Зоэ и Леона мы не пошли дрыхнуть в гостиницу. О, нет! Мы отправились на поиск дальнейших приключений.

Приключения настигли нас около полуночи в виде крохотного подвальчика. Неровные толстые глиняные стены, тяжелые деревянные столы и скамьи. На скамьях сидела мОлодежь и пОдростки, потягивая пиво и болтая о своем, о детском. На стене висела огромная картинка с доброй сотней разнообразных коктейлей.
- Ооооо! – восторженно воскликнули мы и бросились выбирать.
- Уууу... – разочарованно протянули мы, когда бармен сообщил об исключительно декоративном назначении сей картинки.

В наличии имелся джентльменский набор – джин-тоник и ром кола. Катерина взяла ром-колу. Я – джин-тоник. Муж заколдобился. Увидев мужнину тоскливую физиономию, бармен с загадочным видом сообщил о наличии уникального коктейля под названием «Камикадзе».
- Однако, - добавил бармен многозначительно, - мы его подаем только в литровом шейкере.
- А как же пить? – грустно спросили мы.
- Рюмочка прилагается, - утешил нас бармен, - но предупреждаю – напиток ОЧЕНЬ крепкий! Мы его детям до 18 не подаем.
За 18-летних нас можно принять только в очень темной комнате, а посему мы заказали мужу убийственную смесь.

Мы сели за стол, а бармен приступил к священнодействию. Он вытаскивал из-под прилавка бутылки разнообразных форм и размеров, отмерял дозы, встряхивал, смешивал и даже пританцовывал. Наконец, на стол перед мужем были торжественно водружены зеленый стаканище и маленький, грамм на 20, стопарик.

Муж налил мутной жидкости в стопарик, принюхался, лизнул… и махнул одним глотком. За первым глотком последовал второй, третий… Мы с Катериной уже долакали свои, кгм, тоники, и с интересом воззрились на процесс.

Спустя еще пару рюмок я деликатно поинтересовалась:
- Муж, ты ошалел? Кто меня домой будет нести? Мы так не договаривались!
- Хы!
- Что за хы? – грозно спросила я.
- Сама попробуй.
- Мешать??
- Да ладно, донесу я тебя.
Я взяла стопарик и понюхала. Пахло лимоном. Я осторожно лизнула… Хм… И дерябнула весь стопарик.
- На, попробуй – налили мы Катерине.

В течение следующих десяти минут пОдростки и обалдевший бармен наблюдали за сумасшедшей троицей, стаканами хлещущей безумный камикадзе… на деле оказавшийся достаточно слабоалкогольным (на наш вкус) напитком на основе тоника с лимонным соком. Через десять минут коктейль и шоу закончились.

- Руссо туристо? – спросил бармен севшим голосом.
- Украино туристо! Облико морале! – гордо ответили мы и отправились в женевскую ночь.
libellule_fun: (Default)
Zoe, Leon и компания…

После целодневной беготни по долинам и взгорьям Женевы мы наконец-то выцепили Катерину с ее совещаний и потащили в злачные места. Добрые коллеги и на этот раз подкинули несколько “must see” адресов. Ближайший бар «У Зоэ и Леона» соседствовал с небольшой пешеходной площадью. Несколько ресторанов запрудили своими столиками пространство. Официанты лихорадочно смахивали пыль или лениво подпирали двери. Кафе были пусты.
В полуподвальный бар мы спускались с настроением «Ну вот сейчас развалимся, ноги на стол…». Не тут-то было. Когда глаза привыкли к полумраку, дивное зрелище открылось нам.

Длинный широкий зал заполнен был толпой. Люди сидели, стояли, полулежали, ходили, толкались, галдели… И пили. Много и красиво. Ибо основными напитками были пиво и коктейли всех вообразимых цветов и оттенков.
Зал наполняла мебель штиля первой половины минувшего столетия. Хотя само понятие стиля здесь было излишним. Разномастные и разноразмерные стульчики, тумбочки, сундучки, пуфики, козетки, столики, комоды, диванчики… Наверное, нет такого предмета, которого нельзя было найти в этом безумном баре. В глубоких нишах на стене уютно разместились древний громоздкий радиоприемник, радиола и черное с белым распятие, изрядно покарябанное. Тусклые лампочки то там то сям позволяли выискать свободное местечко и пробраться к нему, наступив на минимум ног. Выражение лица собеседника видно было уже с трудом. Бармены метались за стойкой, смешивая коктейли, украшая их смесью соломок, зонтиков, перьев, цацек и побрякушек, принимая заказы, открывая пивные бутылки, отсчитывая сдачу и успевая при этом отпускать колкости. Венчала всё это безобразие гигантская черная школьная доска на противоположной входу стене. Мелом доска была поделена на две части. Слева красовалась надпись Zoe, слева – Leon. И даты рождения и смерти.

Пробившись к стойке, мы на удивление быстро получили стаканы, наполненные приторно-розовым, бриллиантовым зеленым и чем-то наподобие того мерзкого ликёра небесного цвета, который ребята с завидным постоянством покупали на пьянки старших курсов. По ходу дела нам бесплатно рассказали историю бара. Открыт он был, понятно, супругами Зоэ и Леоном еще в конце 19 века, и с тех пор не закрывался около ста лет. Хозяева состарились и умерли, а наследники подновили дизайн и провели неплохую рекламную кампанию.

Спустя какое-то количество времени и выпитого мы решили навестить точку отсчета любого заведения. Путь к нему был увешан старыми снимками, частью пожелтевшими. Дамы со стрижкой а-ля Лиля Брик, джентльмены при шляпах, футбольные команды, девочки в пышных платьицах и мальчики в матросках. Наконец, я уселась на искомое место, подняла глаза… и напитки застряли в моей несчастной тушке, а глаза округлились и полезли куда-то выше лба. На стене, аккурат напротив физиономии, висел фотографический портрет пожилой женщины. Ухоженные седые волосы, аккуратный почти незаметный макияж, платье с белым кружевным воротничком. И глаза, смотрящие на тебя в упор – внимательно, строго и спокойно. Приятного облегчения.
libellule_fun: (Default)
Zoe, Leon и компания…

После целодневной беготни по долинам и взгорьям Женевы мы наконец-то выцепили Катерину с ее совещаний и потащили в злачные места. Добрые коллеги и на этот раз подкинули несколько “must see” адресов. Ближайший бар «У Зоэ и Леона» соседствовал с небольшой пешеходной площадью. Несколько ресторанов запрудили своими столиками пространство. Официанты лихорадочно смахивали пыль или лениво подпирали двери. Кафе были пусты.
В полуподвальный бар мы спускались с настроением «Ну вот сейчас развалимся, ноги на стол…». Не тут-то было. Когда глаза привыкли к полумраку, дивное зрелище открылось нам.

Длинный широкий зал заполнен был толпой. Люди сидели, стояли, полулежали, ходили, толкались, галдели… И пили. Много и красиво. Ибо основными напитками были пиво и коктейли всех вообразимых цветов и оттенков.
Зал наполняла мебель штиля первой половины минувшего столетия. Хотя само понятие стиля здесь было излишним. Разномастные и разноразмерные стульчики, тумбочки, сундучки, пуфики, козетки, столики, комоды, диванчики… Наверное, нет такого предмета, которого нельзя было найти в этом безумном баре. В глубоких нишах на стене уютно разместились древний громоздкий радиоприемник, радиола и черное с белым распятие, изрядно покарябанное. Тусклые лампочки то там то сям позволяли выискать свободное местечко и пробраться к нему, наступив на минимум ног. Выражение лица собеседника видно было уже с трудом. Бармены метались за стойкой, смешивая коктейли, украшая их смесью соломок, зонтиков, перьев, цацек и побрякушек, принимая заказы, открывая пивные бутылки, отсчитывая сдачу и успевая при этом отпускать колкости. Венчала всё это безобразие гигантская черная школьная доска на противоположной входу стене. Мелом доска была поделена на две части. Слева красовалась надпись Zoe, слева – Leon. И даты рождения и смерти.

Пробившись к стойке, мы на удивление быстро получили стаканы, наполненные приторно-розовым, бриллиантовым зеленым и чем-то наподобие того мерзкого ликёра небесного цвета, который ребята с завидным постоянством покупали на пьянки старших курсов. По ходу дела нам бесплатно рассказали историю бара. Открыт он был, понятно, супругами Зоэ и Леоном еще в конце 19 века, и с тех пор не закрывался около ста лет. Хозяева состарились и умерли, а наследники подновили дизайн и провели неплохую рекламную кампанию.

Спустя какое-то количество времени и выпитого мы решили навестить точку отсчета любого заведения. Путь к нему был увешан старыми снимками, частью пожелтевшими. Дамы со стрижкой а-ля Лиля Брик, джентльмены при шляпах, футбольные команды, девочки в пышных платьицах и мальчики в матросках. Наконец, я уселась на искомое место, подняла глаза… и напитки застряли в моей несчастной тушке, а глаза округлились и полезли куда-то выше лба. На стене, аккурат напротив физиономии, висел фотографический портрет пожилой женщины. Ухоженные седые волосы, аккуратный почти незаметный макияж, платье с белым кружевным воротничком. И глаза, смотрящие на тебя в упор – внимательно, строго и спокойно. Приятного облегчения.
libellule_fun: (Default)
Ж – Житомир, Жмеринка, Женева


Житомир
Электричка на Бердичев проходит через Житомир. Как-то мы ехали в компании шустрого парнишки лет двенадцати и пожилого инвалида. У мужчины отсутствовали ноги до колен. Культи были обуты в самодельные резиновые цилиндры-сапоги. Парнишка вертелся и болтал без умолку, в основном обращаясь к инвалиду.
- Дядьку, а правда, це ж чоботи? Скажіть, що це чоботи такі!
И через минуту:
- Дядьку, ну скажіть, Житомир – теж гарне місто, ну правда ж?

Жмеринка
Один из наиболее популярных и труднодоступных городов Украины. «Через Москву на Жмеринку».

Женева
Разноцветность, разнокожесть, разноликость… Около половины населения – сотрудники офисов различных корпораций и банков. Белый парень целуется черной подружкой. Желтая и коричневая девчушки в песочнице. Подкопченная мама с красненьким дитёнком на руках. Радуга глаз, волос, щек, рук, улыбок. Женевцы одеты расхлябанно и небрежно.
Удивительный розарий – сотни, тысячи кустов роз, всех цветов, размеров, ароматов высажены аккуратными квадратами. Веселые поливалки брызжут радугой на солнце.
В парке на земле расчерчена огромная шахматная доска. Полуметровые фигуры приятно гладкие и тяжелые.
Литые ажурные решетки, сплоченность домов, узкие улицы, скачущие вверх-вниз напоминают родной Киев. По улицам движется множество мотоциклистов и мопедистов, ибо на велосипеде по этому рельефу могут проехать фанатики или профессионалы.
Знаменитый сто-с-чем-то-метровый фонтан выключают в ветреные дни – обливает улицы неожиданным дождем.
А еще мы видели радугу над озером. Двойную. С балкона отеля Noga-Hilton. В отеле мы жили нелегально - втроем в одноместном номере за 500 убитых енотов в сутки. Номер был снят на командированную подругу, а мы так – пристроились по дороге. Пробирались через боковую дверь, дабы портье не задавал лишних вопросов, и вели активную половую жизнь – спали на полу, укрывшись покрывалом. Покрывало, мебель и ковры были различных оттенков зеленого цвета, что наряду с серебристым металликом резало глаз и мешало расслабиться.
На последнюю ночь пришлось снять гостиницу. Пошли в поход по списку двух звездочек, вытащенному из сети. В одной гостинице было выбито стекло, на ступенях присохли брызги крови. Вторая располагалась в самом центре квартала красных фонарей. А третья, в старом особняке с кривыми комнатами, была дешевой и уютной. Почти половину живущих в ней составляли советико туристо.
А про женевские бары… да и франкфуртские… будет отдельная история.
libellule_fun: (Default)
Ж – Житомир, Жмеринка, Женева


Житомир
Электричка на Бердичев проходит через Житомир. Как-то мы ехали в компании шустрого парнишки лет двенадцати и пожилого инвалида. У мужчины отсутствовали ноги до колен. Культи были обуты в самодельные резиновые цилиндры-сапоги. Парнишка вертелся и болтал без умолку, в основном обращаясь к инвалиду.
- Дядьку, а правда, це ж чоботи? Скажіть, що це чоботи такі!
И через минуту:
- Дядьку, ну скажіть, Житомир – теж гарне місто, ну правда ж?

Жмеринка
Один из наиболее популярных и труднодоступных городов Украины. «Через Москву на Жмеринку».

Женева
Разноцветность, разнокожесть, разноликость… Около половины населения – сотрудники офисов различных корпораций и банков. Белый парень целуется черной подружкой. Желтая и коричневая девчушки в песочнице. Подкопченная мама с красненьким дитёнком на руках. Радуга глаз, волос, щек, рук, улыбок. Женевцы одеты расхлябанно и небрежно.
Удивительный розарий – сотни, тысячи кустов роз, всех цветов, размеров, ароматов высажены аккуратными квадратами. Веселые поливалки брызжут радугой на солнце.
В парке на земле расчерчена огромная шахматная доска. Полуметровые фигуры приятно гладкие и тяжелые.
Литые ажурные решетки, сплоченность домов, узкие улицы, скачущие вверх-вниз напоминают родной Киев. По улицам движется множество мотоциклистов и мопедистов, ибо на велосипеде по этому рельефу могут проехать фанатики или профессионалы.
Знаменитый сто-с-чем-то-метровый фонтан выключают в ветреные дни – обливает улицы неожиданным дождем.
А еще мы видели радугу над озером. Двойную. С балкона отеля Noga-Hilton. В отеле мы жили нелегально - втроем в одноместном номере за 500 убитых енотов в сутки. Номер был снят на командированную подругу, а мы так – пристроились по дороге. Пробирались через боковую дверь, дабы портье не задавал лишних вопросов, и вели активную половую жизнь – спали на полу, укрывшись покрывалом. Покрывало, мебель и ковры были различных оттенков зеленого цвета, что наряду с серебристым металликом резало глаз и мешало расслабиться.
На последнюю ночь пришлось снять гостиницу. Пошли в поход по списку двух звездочек, вытащенному из сети. В одной гостинице было выбито стекло, на ступенях присохли брызги крови. Вторая располагалась в самом центре квартала красных фонарей. А третья, в старом особняке с кривыми комнатами, была дешевой и уютной. Почти половину живущих в ней составляли советико туристо.
А про женевские бары… да и франкфуртские… будет отдельная история.

Profile

libellule_fun: (Default)
libellule_fun

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819 20212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 08:03 am
Powered by Dreamwidth Studios